буддизм
фотографии
творчество
путешествия
кто здесь
RSS
справочник
разное
переводы
истории
личный опыт

Гендюн Ринпоче /

(опубликовано 07.02.2015)

Поучение Гендюна Ринпоче о медитации, частых ошибках медитирующих и об отношениях ламы-ученика.

Что такое медитация?


Гендюн Ринпоче

Что на самом деле значит медитировать? Когда мы говорим о медитации, это не значит, что мы используем медитацию для создания особенного состояния ума или достижения определенного опыта или ощущения. В действительности медитирующий ум неопределим, мы не пытаемся получить то или иное состояние ума в медитации.

Медитация это естественный процесс, медитация значит просто позволить уму освободиться от всего своего разнообразного напряжения, оков, цепей, заслоняющих ум и удерживающих его в плену и в состоянии напряжения.

Обычно ум, к которому мы так привязаны, постоянно цепляется за различные объекты, привязывается к различным ситуациям, и в медитации мы будем отпускать все эти разнообразные привязанности и способы цепляния. Мы будем ослаблять все оковы, которыми связан ум, мы будем разъединять все эти цепи.

Так что не стоит вопрос создания или попыток создания определенного состояния, котоое только бы связало ум еще сильнее. Наоборот, уму нужно позволить расслабиться самому по себе.

Медитация значит освобождение ума от всего, что связывает его, развязывание всех оков, которые держат ум в плену.

Когда ум свободен от всего цепляния, от всех фиксаций, всей привязанности, в этот момент ум больше ничего не сдерживает. Он полностью свободен, его больше не тащат за собой желания завешить одно или другое, и поэтому больше нет основания для страдания, т.к. страдание по большей части состоит из попыток достичь чего-нибудь и не достижения успеха в этих попытках.

Так что, медитируя должным образом, мы будем способны освободить себя от всех форм страдания и причин страдания.


Важно помнить, что когда мы медитируем, не имеет смысла создавать определенные медитационные состояния или хотеть пережить определенные типы опыта. Медитация просто значит развитие естественного состояния ума, состояния свободы от всех форм цепляния, фиксации или привязанности, которые крепко держат ум.

Когда мы говорим об оставлении привязанности, цепляния, фиксации, это в действительности не значит желание подавить их все, оттолкнуть их и сознательно избавиться от них. Ничто из этого всего не приходит извне. Так что, когда мы говорим о прекращении этих привязанностей, это процесс, который должен начаться изнутри, т.к. именно внутри ума зарождаются все эти привязанности и фиксации. Поэтому мы должны просто позволить им соскользнуть самим по себе, подобно одеждам.


Мы также должны помнить причину, почему медитируем. Настоящая мотивация для медитации это стать способным проявить буддовость, просветление Будды, а не достичь состояния мира и спокойствия. Если мы медитируем без правильной мотивации, мы разовьем различные недостатки и ошибки. Все медитаторы рискуют допустить ошибки в применении инструкций, которые получили.

Наша медитация не должна быть мотивирована надеждой достичь чего-либо. Мы часто начинаем медитировать с идеи получить доступ к некому особому состоянию ума, более спокойному, чем то, в котором обычно пребываем. В нашем поиске такого состояния, эго всегда очень активно и мы развиваем очень сильную привязанность в свете первых переживаний, с которыми сталкиваемся в медитации.

Мы насильно подавляем движения ума в нашем поиске переживаний ясности и блаженства. Мы заключаем ум в тюрьму нашим стремлением к подобным переживаниям, это стремление производит эффект блокировки ума. Конечно, в начале у нас складывается впечатление, что мы более стабильны, но т.к. эта стабильность основана на заблокированном движении и сопряжена со всем напряжением, которое приходит вследствие, она не истинная и нам нужно будет делать еще больше попыток удержать ум в таком состоянии. Как только этот опыт меркнет, мы немедленно делаем еще большее усилие, чтобы вернуть его, пытаясь воссоздать состояние, когда мы думали, что медитируем по-настоящему. С таким подходом практика медитации склонна создавать только еще больше страдания.

Тот, кто пытается медитировать с подобной мотивацией, столкнется с множеством препятствий, например, положением тела. Из-за амбиции, которая лежит в основе такого подхода, у нас есть тенденция сидеть очень прямо, но напряжение в уме значит, что циркуляция тонких энергий концентрируется в верхней части тела, особенно вокруг головы. Тот, кто медитирует подобным образом, часто имеет впечатление, будто его ум сконцентрирован в области лица, и оно может стать настолько сильным, что будет вызывать головную боль при каждой медитации.

Другие люди чувствуют происходящие от напряжения блоки ума в различных частях тела. В зависимости от того, как они сидят и как медитируют, они могут заработать боль в спине, чувствовать напряжение в брюшной полости или вокруг талии и так далее. Все это происходит от того, что положение тела искусственное и напряженное, а не естественное, и ведет к блокированию энергий в теле. Такие люди не могут оставаться неподвижными, когда сидят, им всегда нужно двигаться, чтобы расслабить ту или иную часть тела.


Некоторые люди определяют медитацию как состояние, в котором ум полностью «отсутствует». Они медитируют, будучи твердыми, как палки, их глаза повернуты наверх, все энергии тела собраны в верхней части черепа. Тело жесткое, как деревяшка, в то время как их ум очень ясен и открыт. Они ищут мистическое переживание, которое дарует им полное просветление. Этот подход поддерживается искусственно благодаря напряжению, в чем и состоит их ошибка. Это просто огромная привязанность к идее того, чем медитация является, и не даст им ничего, кроме головной боли.


Некоторые думают, что медитация это нахождение в состоянии где-то между комфортом и вязкостью, завернутыми в кокон спокойствия, голова склонена внутрь. Как будто бы подбородок используется в качестве преграды для мыслей, чтобы они не слишком часто всплывали и не создавали слишком много шума. Мы пытаемся дремать в этом онемении, и это огромная привязанность: мы всего лишь хотим тихонько поспать в теплом месте.


Есть те, кто утверждает, что им нужно ограничить движения ума, кто тянет ум по направлению к себе самому, все больше и больше концентрируясь на себе самом и подавляя ум, пока он не оказывается настолько скован, что застревает в области сердца, и это опять же ведет ко всевозможным сложностям.

Медитировать не значит подавлять мысли, это не значит разрушать их. У нас часто бывает идея, что это и есть то, ради чего мы медитируем: достигнуть ровного состояния, в котором ничего не происходит и нет никаких мыслей. Это ошибка. Если бы это было истинным, то обычный стол, у которого никогда не было никаких мыслей, был бы превосходным медитатором! Мы не пытаемся достичь реализации стола. В нашем уме есть мысли, и именно благодаря им мы можем медитировать.

Другие поняли все: они знают, что такое пустота, и они так в этом уверены, что представляют ее перед собой и созерцают. Они концентрируются на пустоте, стараясь сами искусственно создать пустоту, которая совсем не является истинной, но всего-лишь одной из концепций ума. Они медитируют с глазами, направленными прочь от себя самих на свою идею пустоты и медитации, и сами же себя поздравляют с пребыванием в состоянии, где поняли все. Это также не является медитацией, это просто ум, играющий с концепциями, наслаждающийся идеей того, что он понял все, что он знает, чем является пустота и что такое медитация.


Также медитация не является просто техникой, использующей зеленые точки, красные круги и желтые квадраты, которые мы визуализируем. Это вовсе не медитация. Медитация значит не цепляться ни за что, не привязываться ни к чему и отпускать все, что приходит в ум.


Все эти ошибки приводят к тому, что ум зажимается и фрустрируется, постепенно становясь все более и более раздраженным до тех пор пока не становится действительно обеспокоенным, и это приводит к огромному страданию во время медитации.

Медитация и сопуствующий ей опыт находятся за пределами идей играющего интеллекта и полностью превосходят его. Пытаться воспринять или утвердиться в идее пустоты, которая у нас есть, в идее медитации — всего-лишь очередная игра ума.


Эти недостатки представлены как главные просто потому, что они самые частые.

Важно, чтобы каждый медитатор сам открыл и распознал, в какую из ошибок впадает, потому что только лишь увидев совершаемую ошибку мы можем от нее избавиться. Если мы не видим наши собственные ошибки, одни лишь ошибки других, мы не можем ни скорректировать себя, когда заблуждаемся, ни развить истинные качества, приходящие благодаря должной медитации.

И если никто не скажет нам, что то, что мы делаем, неправильно, мы никогда не сможем измениться, мы никогда не сумеем достичь правильной медитации. Когда кто-то указывает на ошибки, это делается сугубо для того, чтобы мы могли распознать, пребываем ли в этих состояниях, обладаем ли этими завесами, происходящими из совершаемых ошибок. Начиная осознавать все возможные ошибки, мы можем постепенно измениться и взять более правильное направление в медитации.

Это причина, почему лама играет очень важную роль в прогрессе ученика на пути к просветлению. Лама должен указывать ученику на ошибки, которые тот совершает, чтобы он мог избавиться от них и развить различные качества, происходящие от правильной медитации. Даже если это не создает ему особенной популярности среди учеников, лама должен настаивать до тех пор, пока ученик не начнет медитировать правильно. Если лама озабочен лишь сохранением приятных отношений с учеником и не желает создавать никаких проблем или дискомфорта, это не позволит ученику достичь прогресса в медитации. Он будет становиться все более и более гордым, более и более уверенным в том, что медитирует правильно, и истинные качестве медитации никогда не смогут развиться.

Если лама критикует ученика, то ученик из-за своего эго может воспринять критику неправильно и думать, что ламе лучше бы обратить внимание на свои собственные недостатки. С таким отношением ученик никогда не поймет то, что лама пытается показать ему и никогда не сможет осуществить никого прогресса на пути медитации. Однако, если лама будет говорить ему, насколько он хорош, тогда ученик будет думать, какой же хороший у него лама — говорящий ему то, что ему нравится слышать — и таким образом отношения ламы-ученика останутся комфортными, но лишенными каких-либо результатов, потому что ученик не только никогда не увидит собственные ошибки, но и никогда не сможет избавиться от них или трансформировать их в истинные качества. Поэтому крайне важно иметь квалифицированного ламу, готового указывать ученику на ошибки, которые тот совершает, без страха ответной негативной реакции.


другие тексты

 CTRL

интересно / Разное

© 2011 Оксана | кто это?